Хави Родригес: «Были я, вратарь и мяч – я знал, что я могу изменить историю футзала Испании»

26 марта юбилей у главного тренера «Продэксима» Хави Родригеса – одному из лучших игроков в истории мирового футзала исполнилось 45 лет. Накануне этой даты Хави Родригес пообщался с клубной пресс-службой, и итогом стало большое интервью, первая часть которого раскрывает тот путь, который он прошел к своему мировому признанию.

— В конце прошлого века футзала практически не было на телевидении ни в Украине, ни на просторах бывшего СССР, а первый турнир, который можно было увидеть по спутниковому ТВ, это чемпионат мира 2000 года, который феноменальным образом выиграла сборная Испании. Собственно, тогда в Украине любители футзала, у которых были спутниковые тарелки, и смогли увидеть, кто вы, чтобы в дальнейшем следить за вашей карьерой в сборной Испании. В 2000 году вам было 26 лет, а как футбол вообще пришел в вашу жизнь? В каком возрасте вы себя помните, когда начали возиться с мячом?
— У меня есть брат, который старше меня на 2 года. Он всегда играл в футбол, и мне тоже это нравилось. Кроме того, нашему отцу тоже всегда нравился футбол.

— Для наших игроков в футзал обычное дело, когда в футзал они приходят после того, как много лет играли в футбол. Трудно поверить, что испанский мальчишка, родившийся в пригороде Барселоны, не мечтал играть в великом футбольном клубе «Барселона».
— Я начал играть в футзал с того времени, когда еще только пошел в школу. Потом в 8 лет перешел на футбол, потому что все мои друзья играли в футбол. В то время, да, впрочем, как и сейчас, футбол считался более престижным видом спорта, все хотели играть именно в футбол. Сейчас ситуация несколько изменилась, но тогда футзал не был настолько профессиональным. Конечно же, я мечтал быть профессиональным футболистом, и с 8-ми до 16-ти лет я играл только в футбол. Моя мечта была играть в великой команде, и это не обязательно должна была быть «Барселона».

— Даже «Реал» (Мадрид)? Ведь вы же из Каталонии.
— Если бы было предложение из «Реала», я бы пошел туда, потому что, в конце концов, я – профессионал, я должен быть готов отодвинуть свои чувства, и идти играть там, где меня приглашают.

— Тут немного отойдем от основной темы, и такой вопрос: 8-ми, 9-ти, 10-тилетние мальчики из Барселоны и окрестностей бредят тем, чтобы попасть в «Барселону»? Для примера, у нас в Украине в число футбольных грандов входит «Динамо» (Киев), и очень сложно найти среди киевских футболистов такого, кто в детстве не пытался пробиться в футбольную школу «Динамо».
— Да, конечно, такое есть и в Барселоне, и у ребят из пригородов Барселоны – все поначалу мечтают попасть именно в эту команду. Но для меня всегда было самым главным – быть счастливым, заниматься тем, что мне нравится, а это играть с мячом. Поэтому, я всегда старался всё делать профессионально.

— Кто-то из друзей вашего детства, пока вы играли в футбол, смог сделать в футболе карьеру?
— Я тогда играл в команде, которая называлась «Сан-Гамель», и у нас было двое ребят, которые в юношеском возрасте подписали контракты с «Барселоной», играли в юношеской команде, «Барселоне Б», но в итоге, они так и не достигли профессиональных высот. Сам же я в 13 лет перешел в другую команду, потому что тренер мне сказал, что я не гожусь для игры в футбол.

— По каким параметрам не подходили?
— Я был невысокого роста, не был физическим сильным. Я хорошо работал с мячом, но были в команде другие ребята, которые играли лучше меня.

— В 1982 году главным событием в футбольном мире был чемпионат мира в Испании, на котором сама сборная Испании выступила неудачно: ничья с Гондурасом, поражение от Северной Ирландии… В итоге, испанцы не добрались до полуфинала. Какие-то воспоминания о том Мундиале остались?
— Из событий тех лет я очень хорошо помню талисман чемпионата мира – Наранхито, или апельсинчик. Что до команд, то у Бразилии была очень сильная сборная, но она так и не стала чемпионом мира. Это был чемпионат мира итальянца Паоло Росси, а Испания действительно очень плохо выступила на том чемпионате. Вы знаете, тогда не было какой-то трагедии от поражения Испании. Очень многие в нашей стране искренне болели за Бразилию, многие отдавали свои предпочтения Аргентине, и когда играли эти сборные, улицы были пустыми. Для всей страны тот чемпионат мира был очень важным событием, но наша сборная была на нем слабой.

— А как в вашей семье относились к тому, что вы много уделяете своего времени сначала футболу, а затем футзалу?
— Мой отец не хотел, чтобы я играл в футзал, потому что ему больше нравился футбол, и он очень хотел, чтобы я продолжал играть в футбол. Это был очень тяжелый для меня период, потому что я не мог делать то, что я любил больше всего – играть в футзал.

— Кстати, как вы сочетали учебу в школе с занятиями футзалом? Помимо футзала, были ли еще какие-то увлечения?
— Как и любому ребенку, мне вообще нравился спорт. В то время я занимался футзалом, футболом, дзюдо, если были баскетбольные матчи, то я участвовал и в них. У меня не было проблем во многих видах спорта.

— Когда вы окончательно для себя поняли, что от мыслей о футболе нужно отказаться и нужно полностью переключаться на футзал?
— В 17 лет.

— В разных источниках первым вашим клубом называются либо «San Andreu», либо «Industrias García». Можете вспомнить, как подписали свой первый профессиональный контракт?
— Мой первый клуб – это «San Andreu», но он был без контракта. Мне было 18 лет, и в нем я проходил воинскую службу, тогда у нас было так в то время. «San Andreu» это клуб из пригорода Барселоны. У меня было предложение из клуба, где мне платили бы деньги, но было приглашение из футзального клуба второго дивизиона. В нем я бы получал совсем немного, я бы в нем не зарабатывал деньги, но была бы возможность путешествовать по Испании. Я предпочел футзальный клуб, потому что меня тогда этот вид спорта привлекал гораздо больше. Плюс мне гораздо интереснее было путешествовать по Испании. Получается, что в «San Andreu» я играл без денег, но зато много работал и получил хороший опыт.

— В 1992 году вы перешли в «Industrias García» (ныне – «Санта-Колома», — прим. авт.), где провели 5 лет – это большой срок. Эта команда тогда была главной в вашем регионе?
— Да, это была сильнейшая команда в Каталонии. Тогда в «Барселоне» была совсем плохая футзальная команда. В 18 лет я провел свой первый матч за «Industrias García» в Почетном дивизионе – это сильнейшая в Испании футзальная лига.

— В 1997 году вы перешли в «Плайяс де Кастельон», где играли в течение 9-ти сезонов. Эта команда оставила яркий, но недолгий след в европейском футзале, став победителем последнего Турнира европейских чемпионов, а затем выиграв 2 первых розыгрыша Кубка УЕФА. За счет чего или кого «Плайяс де Кастельон» смог тогда покорить Европу?
— Действительно, тогда у нас была едва ли не лучшая команда в мире. В команде были собраны профессионалы высочайшего уровня, сама команда создавалась для побед, и мы действительно побеждали. Главным тренером тогда у нас было Тино Морено, один из самых успешных футзальных тренеров мира. Сейчас он работает в Италии в «Аква&Сапоне». А какие были игроки: Вандер Кариока, Хавьер Лоренте, Висентин, Хави Санчес, Алемао, Линарес, Андреу. Это был действительно великий клуб.

— Что произошло с «Плайяс де Кастельон», что после трех побед в Европе этой команде уже больше ничего не удалось выиграть ни в Испании, ни на международной арене?
— Случилось то, что сначала президент поставил всё, чтобы создать команду, которая бы выигрывала всё. И после трех подряд побед в Европе он сказал, что больше не хочет вкладывать большие деньги. Сказал, что готов платить серьезные деньги только некоторым игрокам, что привело к уходу большой группы качественных футболистов. Осталось имя великой команды, но мы уже не были той великой командой.

— И, тем не менее, несмотря на отсутствие результата, вы продолжали играть в Кастельоне, задержавшись в «Плайясе» до 2006-го года? Почему? Вас не пытались переманить в «Бумеранг Интервью» или в «Эль Посо Мурсию»?
— В то время у меня были предложения каждый день. Было много предложений из России. Я был игроком, который очень хорошо зарабатывал, и то, что мне платили в «Плайяс де Кастельон», мне предлагали и в других испанских клубах. Кроме одного клуба. Тогда в Картахене была команда «Polaris World», одним из её хозяев был такой человек по имени Факундо, так он мне предложил чек и предложил написать, сколько я хотел бы зарабатывать. Но я был игроком, который очень хорошо зарабатывал в «Плайяс де Кастельон», и я всегда говорил, что деньги – это очень важно, но это не самое важное для счастья. Я тогда был счастлив в Кастельоне и не хотел никуда уходить.

— Теперь хотелось бы перейти к началу вашей карьеры в сборной. Вы начали в ней довольно рано, в 21 год, в октябре 1995 года в матче против Бельгии. Так, по крайне мере, утверждает авторитетное издание Futsalplanet. Расскажите, как состоялось ваше первое приглашение в сборную Испании.
— Нет-нет, первый матч за сборную Испании я сыграл, когда мне было 18 лет. В то время в сборной Испании как раз проходила смена поколений. Главным тренером был Хавьер Лосано, но он также был и главным тренером команды «Толедо». И порой была ситуация, когда он не мог быть на матче сборной, потому что ему нужно было быть в клубе. Первые матчи мои в сборной были, когда мы поехали на турнир в Милане. Сборную перед ним собирал Хавьер Лосано, но в Италию мы поехали под началом второго тренера Тато Фернандеса. С кем же мы тогда играли?… Сложно вспомнить, столько лет прошло… По-моему, были Италия, Хорватия, Япония, но точно не вспомню. Скажу, что уровень футзала тогда был совсем не как сейчас. Мы должны были в Милане играть в закрытом зале, но покрытие было искусственная трава. Это была совсем другая игра.

*- после изучения архива выступлений сборной Испании, оказалось, что этот турнир в Милане был 14-21 марта 1994 года. Испания в нем играла под руководством тренера Тато Фернандеса (Fernandez Doforno), а соперниками испанцев были Япония (11:2), Польша (6:2), Венгрия (7:6), Хорватия (1:3) и Италия (3:6). Получается, что Хави Родригесу на тот момент было 19 полных лет.

— На первый чемпионат Европы по футзалу вы в сборную Испании не были включены, а она тогда в Кордове выиграла. Были ли у вас негативные эмоции в связи с чем, что фактически был упущен шанс в 22 года стать чемпионом Европы?
— Я тогда был совсем молодым, а сборная уже была сформирована. Добавлю, что в то время товарищеских матчей было совсем мало, перед чемпионатом Европы у Хавьера Лосано была полностью готовая команда, и 90% из этой сборной поехали в конце года на Мундиаль.

— Завершился 1996 год поражением сборной Испании в Барселоне 4:6 от Бразилии в финале чемпионата мира. Что не получилось у вас тогда? Бразилия была такой сильной? Не справились с давлением своих стен?
— Тогда Бразилия однозначно была лучшей в мире. А для Испании дойти до финала – это уже был большой успех. К тому же, в самом финале бразильцы были гораздо лучше нас. То поражение очень многому нас научило, и через 4 года мы у них взяли реванш.

— И в 1999 году на чемпионате Европе в Гранаде вас не было в сборной Испании. Правда, тогда, и это нужно отметить, в заявку можно было включить только 12 футболистов. Такая сильная конкуренция была, чтобы пробиться в сборную?
— Там немного другая ситуация была. Я был в заявке команды, но буквально накануне начала чемпионата сломал мизинец на ноге. Поэтому, не сыграл ни в одном матче. Но я был членом той сборной.

— В 1999 году чемпионом Европы стала сборная России, в которой блистал Константин Еременко. Он, кстати, родился в Украине, в Днепре, но выступал за сборную России, где его называют лучшим футзалистом 20-го века. На ваш взгляд, для такого громкого титула есть основания?
— Я не вправе давать такие оценки, достоин игрок такого или нет. Это, в конце концов, дело вкуса того или иного человека. Знаю, что в той сборной России он был очень важной фигурой. Но, как по мне, в той сборной России было много игроков, которые выполняли всю черновую работу за Еременко. Он был очень хорош в атаке, но очень плохо играл для обороны. Но я должен признать, что он один из лучших игроков не только в России, но и в мире. А там, где он сейчас, я думаю, он может гордиться за футзал.

— Можете назвать, с какого года вы для сборной Испании стали таким игроком, место которого в сборной уже не обсуждалось?
— Хавьер Лосано, который в то время был главным тренером, не позволял футболисту быть больше, чем он есть. Каким был важным ни был игрок для сборной, он всегда мог остаться за пределами сборной. Незаменимых игроков в команде не было, и это делало нас сильнее. Например, в 2003 году я не поехал на чемпионат Европы в Италию. Испания, правда, там проиграла.

— Зимой 2000 года вы впервые сыграли против сборной Украины. Это было в Словении, в квалификации ЧМ-2000, и Испания выиграла 1:0. Для вас во многом этот матч был удивительным, расскажете, чем?
— Для меня тот матч был удивительным, но в то же время и разочаровал. Сборная Украины до этого очень сильно играла в квалификации чемпионата мира, но, играя против Испании, в матче, где Украину устраивала ничья, чтобы поехать в Гватемалу, ваша сборная полностью отказалась от своей обычной манеры игры. Ваша сборная стала играть в совсем другой футзал, отдавая себя только обороне, но таким образом проиграла 0:1. Я помню, что весь матч Украины оборонялась на дистанции 12 метров от ворот, а за 40 минут по нашим воротам ударили раза два.

— 3 декабря 2000 года состоялся исторический матч для испанского футзала, да и для вас, наверное. Двумя ударами с дабл-пенальти, один их них за 30 секунд до финальной сирены, вы сделали Испанию впервые чемпионом мира. Кто тогда принимал решение, что бить 12 метров будете вы?
— Да, действительно, тогда дабл-пенальти били с 12-ти метров. Решение бить этот удар принимал только я – я взял мяч и пошел бить дабл-пенальти.

— Это же был невероятно напряженный момент – о чем вы думали за секунды перед ударом? Нервничали ли? Как удалось справиться с нервами?
— В тот момент у меня была невероятная уверенность в себе. Мы проигрывали 2:3, у меня не было ни малейших сомнений, что нужно брать мяч. Иногда, не думая, получается гораздо лучше. Я успел подумать только о том, что если мы забьем, то станем чемпионами мира. Подобное чувство в моей жизни было только один раз. Когда я поставил мяч на отметку 12 метров и начал разбег, в зале была невероятная тишина. Я, по крайней мере, ничего не слышал. Были я, вратарь и мяч – я знал, что я могу изменить историю футзала Испании. И мне это удалось.

— Первый из дабл-пенальти вы пробили низом между ног голкиперу. Когда шли бить второй удар, как принимали решение, как пробивать его?
— Если говорить откровенно, когда ты находишься на площадке и тебе нужно бить дабл-пенальти в финале чемпионата мира, нужно думать о том, чтобы приложить все усилия, чтобы мяч залетел в ворота. Я пробил сильно низом, и при первом дабл-пенальти мяч полетел между ног голкипера. Думаю, что футбольный Бог был тогда в футболке сборной Испании. При втором дабл-пенальти я снова сильно пробил низом, мяч пошел чуть вправо. Этот удар был очень хорош, и спасибо Господу, что мяч снова оказался в воротах.

ВИДЕООБЗОР ФИНАЛЬНОГО МАТЧА ЧМ-2000 БРАЗИЛИЯ — ИСПАНИЯ

— Тогда у вас в финале было 2 гола и одна голевая передача на Хави Санчеса. Обычно принято, что «Золотой мяч» лучшего игрока чемпионата отдают тому, кто был лучшим именно в финальном матче. Но «Золотой мяч» тогда получил Маноэл Тобиаш, а не вы, и даже кто-то из испанских игроков, тот же Даниэль. Не было чувства досады из-за этого?
— Самое важное было стать чемпионом мира, а индивидуальные титулы по значимости уступают командным. Хотя должен признать, что каждому футболисту хотелось бы получить и какой-то индивидуальный приз.

— В 2001 году чемпионат Европы был уже в Москве. Тот турнир уже можно было подробно увидеть на ТВ, да и очень много болельщиков из Украины ездили поддержать нашу сборную. Так получилось, что Испания и Украина тогда играли дважды – в группе и в финале. Сложно в одном турнире дважды играть с одной и той же командой?
— Матч в группе против Украины не был очень сложным, и мы выиграли 4:1. Но к финальному матчу Украина подошла уже гораздо более сильной. Чего стоит только то, что в полуфинале ваша сборная убрала из турнира фаворита – сборную Италии. Если честно, то рассчитывали, что Италия будет в полуфинале сильнее, и на финал подсознательно готовились к матчу против Италии.

— Чем лично для вас запомнился тот финальный матч?
— Наверное, как раз после неожиданного соперника в этом финале мы не совсем собранно подошли к игре. Запомнилось тем, что игра была сложной, мы первыми пропустили, у Украины был еще момент, когда мяч попал в штангу, но самое главное воспоминание, что мы смогли в овертайме забить «золотой» гол.

— Вы в курсе, что решающий мяч в дополнительное время Испания забила с нарушением правил? Нога Хулио, когда он делал передачу на Хави Санчеса, находилась на площадке, и эту ошибку признал даже главный арбитр матча итальянец Андреа Ластруччи.
— Честно? Не знаю, и мне никто об этом никогда не говорил. Что могу сказать? Это ошибка, которые случаются в футболе, футзале. Так получилось, что мы тогда, оказывается, нарушили правила, но это нарушение нам помогло. Что я сейчас могу сказать? Скажу: прости, Украина.

— В 2001 году вы были вторым после Маноэла Тобиаша и в опросе на «Лучшего игрока мира» по версии Futsalplanet. Как вы относитесь к подобным опросам? Интерес к ним есть? По вашему мнению, они престижны?
— Считаю, что это престижный опрос. И если ты даже попадаешь в номинацию, тебе это не может не нравиться. Маноэл Тобиаш действительно на тот момент был лучшим игроком мира, и быть вторым после него – это тоже успех и престижно.

— В 2004 году в опросе на «Лучшего игрока мира» вы вновь второй после Фалькао. Как расценили этот итог? Не разозлило в хорошем понимании этого слова?
— Да не было никакой злости. В конце концов, не может быть такого, чтобы всем в одинаковой степени нравился один футболист. Я могу нравиться, к примеру, 20-ти тренерам, а 21-му тренеру понравился Фалькао. Индивидуальные титулы – это те, которые не всегда зависят только от тебя. Даже если ты – лучший голеадор, это зависит не только от тебя, но и от всей команды. Титул лучшего голкипера также зависит не только от самого голкипера, а на это влияет, насколько сильно играла оборона. Поэтому, если тебе дают индивидуальный приз – хорошо, если нет – тоже неплохо.

— В спорте часто говорят, что выиграть какой-либо чемпионат очень сложно, но защитить своё звание чемпиона еще сложнее. Как у сборной Испании с этим было на чемпионате мира 2004 года на Тайване?
— Мы были тогда сборной, в которой самым важным было то, что мы – команда. Мы знали, что перед тем чемпионатом самой сильной была сборная Бразилии, причем с большим отрывом от всех остальных. Но мы знали, что были лучше, как единая команда. Все работали и шли в одном направлении, и только так можно добиться успеха. За 40 минут в матче может произойти всё, что угодно. Любая команда может выиграть, и несмотря на то, что у Бразилии тогда была великая команда – Вандер Кариока, Шумахер, Винисиус, Фалькао, Сими, Пабло, Маноэл Тобиаш, Нето, мы смогли выиграть полуфинал по пенальти.

— В финале против Италии было легче?
— Что вы! Мы перед этим в группе проиграли Италии 2:3, и именно поэтому в полуфинале вышли на Бразилию. У Италии тогда была тоже невероятно сильная команда – Фолья, Нандо Грана и еще много итальянцев, которые на самом деле были бразильцами. Для меня это была вторая команда Бразилии. Я играл в Кастельоне с Нандо Граной, и я ему говорил, что им надо на итальянские футболки нашить «Ordem e Progresso» («Порядок и прогресс», — прим. авт.), это то, что написано на бразильском фланге.

— В начале 2005 года, как у нас порой говорят, награда нашла своего героя – вы были названы «Лучшим игроком мира». Как вы об этом узнали, какие были эмоции, и был ли по этому поводу в Испании какой-то резонанс?
— Нет, никакого резонанса не было. Получить звание лучшего игрока мира мне, конечно же, было приятно, но я продолжал работать так же, как и до этого. На каждой тренировке дорабатывал до конца, чтобы продолжать совершенствоваться.

— Вернемся в ваш клуб «Плайяс де Кастельон» и в 2006 год. Ваша команда в регулярном чемпионате заняла 3 место, но в плей-офф дважды проиграла «Картахене». Именно тогда вы ушли из «Плайяс де Кастельон». Вы поняли, что что-то нужно менять в клубной карьере?
— Как я уже говорил, президент не хотел платить всем футболистам достойную зарплату, и только трем игрокам платил серьезные деньги – это мне, Эулеру и Пабло. Все остальные получали очень мало. Поэтому, игроки стали уходить, и клуб оказался в полном упадке. У меня не было никакого желания быть частью этого упадка. Поэтому, я и решил поменять клуб.

Лето 2006 года, Хави Родригес получает приглашение в «Барселону», и именно перед этим поворотом в игроцкой карьере главного тренера «Продэксима» мы завершаем первую часть его интервью.

Продолжение следует…

МФК «Продэксим»

, ,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Заполните поле
Заполните поле
Пожалуйста, введите корректный адрес email.

Меню